Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

Поэзия Иосифа Гольда

Поиск


В Google

В genmir.ru

Содержание некоторых тематических блоков:

* Доска Объявлений

* Текущие новости

* Критериальное

* Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

* Наша музыка

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* Победители наших Конкурсов

* Правила

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

Дождик детства

Вступление к книге "В миг предельный"

Книга "В миг предельный". Содержание:

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

 

 ЧАСТЬ 4 4

 

ЗАЧАРОВАНА,  ЗАКОЛДОВАНА

 

Зачарована, заколдована

За стеною стеклянною, вечною.

Ты в какие оковы закована,

Та, с которой мы были повенчаны?

 

Та стена отлита и основана

Недоверьем, обманом, обидами,

Холодна, тяжела, оцинкована,

Ты прости, но не я ее выдумал.

 

Не как принц, - вместе с кожей корону я

Рву в отчаянии и одурении,

Но души сквозь ту стену не трону я

Ни слезами, ни стихотвореньями.

 

И теряю последние силы я

Весь мой мир в безнадежной истерике.

В добрый час, в добрый путь, моя милая,

Будь счастливой в счастливой Америке!

 

Ты прости, что так много я выдумал,

Что так много тобою обещано,

И что в прошлом нам кто-то завидовал,

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Ничего не понявшая женщина!

 

 

МОЯ НЕЖНОСТЬ ТЕБЕ ПЕРЕКРОЕТ ПУТИ

 

Моя нежность тебе перекроет пути.

И сомненья, и чувства гоня,

Ты уйдешь от меня, но не сможешь уйти,

Но не сможешь уйти от меня!

 

Я, как раненый в сердце, последний марал

На весь лес, на весь мир раструблю,

Я умру от тоски, коль тебя потерял,

“Я люблю! Я люблю! Я люблю!”

 

Можешь быть бессердечной, расчетливой быть,

Можешь глубже мне всаживать нож,

Но я буду любить, но я буду любить,

Это чувство во мне не убьешь!

 

Дышит чудо - не будничность

в слове “ЛЮБОВЬ”,

Это чудо - подарок небес.

О, какой же был день голубой-голубой,

Он в сознаньи моем не исчез.

 

И спасибо за муки, за нежность и боль,

Из души тебя не удалю.

Если можешь, веди, ну, веди на убой...

Я ЛЮБЛЮ!  Я ЛЮБЛЮ!  Я ЛЮБЛЮ!

 

 

В ОПОЛОУМЬИ ТИШИНЫ

 

В ополоумьи тишины

Так душен бред чужой постели

И прошлым мы поражены,

Как будто вирусом смертельным.

 

Как бьют меня твои года,

От них мне некуда деваться.

Нелепо, словно ерунда,

Мое разграблено богатство.

 

И так мучительно тонка,

Как перепуганная птица,

Металась детская рука, - 

Нас дочь просила помириться.

 

И оживить, и уберечь,

Найти волшебное лекарство,

Вернуть доверье первых встреч,

Скрепить крошащееся братство.

 

Не начиная страшный путь,

Семьи не руша государство,

Назад попробовать вернуть

Мою любовь – мое богатство.

.  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .

 

Прозрачен призрак тишины

И невозможно с тенью драться -

Мои глаза обожжены

И разворовано богатство.

 

 

КИНО

 

Луч прорежет спокойствие зала,

Свет с экрана мне душу зальет.

И она вдруг замрет, замерзая,

Иль оттаяв, как вешний лед.

 

 

БОЛЬШЕ  НЕТ  МЕНЯ

 

Больше нет меня, нет на свете -

Я убит на слепой войне.

О весне и безумном лете -

Позабудь, позабудь обо мне.

 

Нас не будут дурманить, как прежде,

Ожиданья, как их не зови.

Больше нет меня, нет надежды,

Нету воздуха для любви.

 

Как сраженный солдат, не встану

Из засыпанных снегом руин.

С пустотою, игрой, обманом,

Как я бился, но был один.

 

Лишь в прошедшем, сквозь льды разлуки,

Изувеченные в борьбе,

Погребенные заживо руки

Вдруг потянутся вновь к тебе.

 

 

ТЫ  БОРЕШЬСЯ  С  СОБОЙ

 

Ты борешься с собой

Увлечена борьбой.

Ты борешься с собой, -

А борешься со мною.

 

Стремишься сохранить

Спокойствие, как прежде,

Отбросить и забыть

И вяжешь рот надежде.

 

Мечтаешь, стало чтоб

Удобно все и просто,

А жизнь влечет взахлеб -

Ты уже выше ростом.

 

Пора в глаза смотреть,

Не прятаться от боли.

Влюбиться - так гореть,

Нет сил - добавить воли.

 

Мгновений ровный бег

Жизнь тихо отнимает,

Но дышит человек,

Пока он обнимает.

 

Пока внимает он

И плачет, и смеется

Покой не жизнь, а сон.

А что, когда проснется?

 

К мечте, мой милый друг,

Мы тянемся в тумане

Средь пустоты разлук

В гудящем океане.

 

И пусть нелегок век,

И страшно от ушибов,

Живи как человек,

Живи, пока мы живы!

 

КАК  В  ЮНОСТИ

 

Я от выпитой боли как будто оглох

И, казалось, поставлена точка.

Но, как в юности, снова у горла комок,

Трепеща вырывается строчка.

 

Но, как в юности, снова я жажду любви,

Задыхаясь от запаха клена.

Ошалевшие снова орут соловьи,

И дышу, и смотрю я влюблено.

 

И, как в юности, снова мне сердце щемит,

И, как в юности, трудно дождаться.

Скорлупу проломлю, сброшу панциря щит,

Лишь бесчувствию не поддаваться.

 

 

КОРОТКИЕ  ВОЛНЫ

 

О как взбудоражен эфир

В разноголосьи и страсти,

Как странно разделен мир,

Как будто изрублен на части.

 

И было ли так всегда,

И неужели так будет.

В асфальтовых городах

В толпе - одиноки люди.

 

С бедой совладают ли чьей,

Прорвав беснование гама.

Спасут ли своих сыновей

Правительства, страны, мамы.

 

Но волнами дышит эфир

И шлягер на SOS наложен.

И бешено весел мир

И пестр, и надрывно тревожен.

 

Но трогательно одинок,

В безумье пространства пустого,

Земли голубой клубок,

Просящий у Космоса слова.

 

 

НЕ ШАГ СТРОЕВОЙ

 

Не шаг строевой -

озорное движенье.

Не изучение,

а  ПОСТИЖЕНЬЕ!

 

 

ЛИСТОПАД

 

Горький запах повиснет

У горящего сада,

Жгут осенние листья

В тихий миг листопада.

 

Желтизна жжет и сушит

И в прозрачную высь

С легким дымом их души

От земли поднялись.

 

Эти дни, как прощанье,

Быстро лето прошло,

Тихий шепот шуршанья,

Желтым мир замело.

 

Ветер треплет и дразнит,

Флаги листьев висят.

Осень празднует праздник,

Осыпается сад.

 

Мысли чисты и ясны,

Взгляд прощальный назад.

Почему так прекрасны

Листопад и закат?

 

 

МУЖЧИНА  И  ЖЕНЩИНА

 

Двуединая суть естества

Ты с божественной тайной повенчана -

Половинками существа

Мы родились - мужчина и женщина.

 

Сквозь века нас, назло всем преградам, влечет

Раздвоенье в единое скрещивать,

Чтоб прижаться и ... слиться, дыша горячо,

Нам друг с другом, мужчина и женщина.

 

И недаром, так боль прожигая печет,

Коль возникнет малейшая трещина.

Пусть же жизнь, нас в единство сближая, течет,

Половинки - мужчина и женщина.

 

 

НЕИЗБЕЖНАЯ  ОСЕНЬ

 

Неизбежная осень,

что ты делаешь, знаешь?

Листья выкрасив желтым

и в синее небо.

Я листаю года,

ну а ты проявляешь,

Ты во мне проявляешь

и былое и небыль.

 

Календарных листков

листопад закружится,

Среди желтого там

вдруг опять голубое.

Почему же так остро

снова синее снится

В этом плавном круженьи

с осенней листвою.

 

А осеннее небо

по весеннему ярко.

И в его глубине

так легко утопиться.

Голубиная юность

стала прошлым подарком.

Тем неистовей тянет

синевою напиться,

 

Ты шуршишь листопадом,

ветвями полощешь

И, внезапно, в начало

меня возвращаешь.

Что ж ты желтая хочешь,

что ж ты синяя хочешь?

Неизбежная осень,

что ты делаешь, знаешь?

 

 

ПРЕОДОЛЕНИЕ

 

Рождаемся не в награду -

Не ждет нас оркестров медь.

На каждой дороге преграда -

Преграду преодолеть.

 

Так будем и трудному рады

Под градом зазеленеть.

Есть в жженьи огня отрада -

Сгорая - светить и гореть!

 

 

ДВЕНАДЦАТЬ  ДНЕЙ

 

Ну как же мы с тобою разминулись?

Я помню, как твою ладошку сжал

В тот давний миг, когда соприкоснулись -

И ты ушла, а я не удержал.

 

В смущении, без твоего участья,

Страшился быть навязчивым, смешным.

И кто-то чуждый отнял наше счастье,

Развел пути и все развеял в дым?

 

И на углу внушительного дома,

Наверно, расставались мы навек,

И ты ушла к ненужному, другому,

Назначенный мне Богом, человек!

 

Вновь жизнь крепка, как бешеная водка,

И я почти в судьбу лихую верю:

Ты - самая нежданная находка,

Ты - самая нелегкая потеря!

 

Редчайший случай все же смог случиться

И новый шанс представлен нам опять.

О, как же нам теперь не ошибиться,

Не обмануться и не потерять?

 

То корчит рожи жизнь, то проявляет лица,

То круто гнет, то распрямит дугу.

С потерей старой трудно примириться,

А с новой я смириться не могу!

 

Зачем судьба играючи сквозь годы,

Уже другими нас свела опять?

И время сумасшедшее невзгоды

Сулит и снова хочет все отнять.

 

Вдруг сковывавший узел развязался,

Живой весной сиреневою пьян.

Быть может слишком быстро развивался

Наш нежностью трепещущий “роман”!

 

Как будто от оков освободился,

Пробуждены и силы, и мечты,

И смысл существованья вновь открылся...

А что же ты, родная, что же ты?

 

Наверное, тебя я растревожил

И душу, хоть немножечко, согрел.

Но, что с тобой, желанная, но что же?

Осмыслить до конца я не успел.

 

Двенадцать дней “жестокого романа”,

В предвосхищеньи сбывшихся надежд,

Двенадцать дней мы были полупьяны

Без лишних слов, барьеров и одежд!

 

В надежды приоткрывшихся воротах

Тугой ремень на сердце развязал

И ... ни одной не взял фальшивой ноты,

Неискреннего слова не сказал.

 

Ты не совсем открылась, в том виною

Былых невзгод заржавленный кинжал.

Доверчиво и просто пред тобою

Я душу, как ладонь свою, разжал.

 

Поверь мне, все невероятно просто, -

Откройся и ... осыплется короста.

 

И ... тороплю медлительное время,

Неосторожно забежав вперед,

И тереблю судьбы тугое стремя.

О, как  нетерпелив, кто жадно ждет!

 

Двенадцать дней ... и рельсы застучали,

И медленно в глазах  поплыл перрон.

Двенадцать дней - и втиснут, как вначале,

Я в тесный громыхающий вагон.

 

Двенадцать дней - так много и так мало

И память - вспышка, миг, киноэкран.

Неужто мою душу открывала,

Чтоб в ней рубцов добавилось и ран?

 

Ну, почему, когда дожди дрожали,

Мучительно я не могу понять,

Как будто горло счастью пережали,

Случалось нам гармонию терять?

 

Я не люблю искусственность искусства,

Родная моя, милая, пойми,

Ответить чувству может только чувство -

Согрейся, оживи и обними!

 

Быть может, с перебитою судьбою,

С тобою повстречались мы опять,

Чтоб каждый снова стал самим собою,

Чтоб, как никто, друг друга смог  понять!

 

Быть может, без тепла мы так страдали,

Пытаясь одиночество стерпеть,

Чтоб до конца друг другу все отдали,

Успели поддержать и обогреть.

 

Быть может, эта новая разлука,

Ненужная, нам для того дана,

Чтобы дождаться слаженного звука,

Чтоб в унисон настроилась струна!

 

Я жду тебя без пошлости смущенья,

Отбросившей условности печать,

Естественной - от слез до восхищенья,

Ожившей и готовой все начать!

 

И как бы жизнь нас круто не месила,

Разбуженный, я вновь надежду пью.

Как жажду я, с какою дикой силой,

Услышать твое тихое  “люблю”!

 

Чтоб чувства онемевшие проснулись,

Чтоб сблизились до самого конца,

Чтоб руки жадно вновь соприкоснулись,

Прижались души и ... слились сердца!

 

 

Я ОСЯЗАЮ, ОБОНЯЮ, ВИЖУ

 

Я осязаю, обоняю, вижу

И слышу, и всей сутью бытия

Хочу быть ближе, как хочу быть ближе,

Моя родная, милая моя.

 

 

ЕСЛИ НУЖНО ОПЯТЬ ПЕРЕЖИТЬ

 

Если нужно опять пережить

эту смертную муку,

Если нужно вернуться

и вновь испытанья пройти,

Я готов все снести,

лишь бы только держать твою руку,

И, прижавшись друг к другу,

пройти весь остаток пути.

 

Я все беды твои истреблю

своей нежною страстью

И с лица твоего

сгинет горького прошлого тень,

И откроется путь

к долгожданному нашему счастью,

Хлынет утренний свет

и зардеется радостный день.

 

Знаю, чувствуешь ты

ту мелодию внутренним слухом,

Знаю, ты, как никто,

мою светлую жажду поймешь.

Да, мы были избиты,

но не были нищими духом,

Хоть душить нас пытались

и мерзость, и пошлость, и ложь.

 

Пусть же светлая жизнь

с нашей помощью в мире начнется,

Мне не страшно ничуть,

ты меня лишь к себе позови.

Пусть в бессилии смерть

в этот сладостный миг задохнется,

Потеряв свою власть

перед чудом рожденной любви.

 

Мы для этого жили

и все же пришло наше время

И, наверно, уже

ничего нам не надобно ждать.

Мы должны возродить

наше, чуть не погибшее, племя,

Мы должны все успеть

и зажечь, и помочь, и отдать!

 

Все, что даст нам судьба,

ничего от себя не отрину,

Все отдам, что имел,

брошу город, работу и кров,

Лишь бы братика дать

смог я нашему старшему сыну,

Чтобы всех четверых

еще крепче объяла любовь!

 

 

КАК ПРИЧУДЛИВЫ НАШИ БЫВАЮТ ПУТИ

 

Как причудливы наши бывают пути.

В гидропарке разнежилось лето,

Нам хотелось к чистейшей реке подойти -

Оказались у туалета.

 

Нам хотелось друг друга быстрей увидать -

Пополам разлетелась подошва.

Нам хотелось друг другу две жизни отдать -

Отчего же начало так пошло?

 

Я улыбчив почти, я почти не грущу,

Звуки музыки сладко порхают,

Но я в душу свою посмотреть не пущу,

Гармонично ли я подыхаю.

 

 

Я  НЕ  ФЛЕЙТА

 

Я не флейта  - на мне не пытайся играть,

Лишь губами прижмись осторожно.

Мою нежную музыку можно обнять,

Но ее оседлать невозможно!

 

 

НОЧЬ

 

Снова боль в тесной клетке груди,

чуть дыша,

Перепуганной птицею бьется душа.

В фиолетовом мареве душная ночь,

Рядом женщина спит, не умея помочь.

 

Мою милую, что так мучительно ждал,

В этой странной ночи я почти не узнал.

Моя милая, та в ком не чаял души,

Просочилась сквозь пальцы

в застывшей тиши.

 

Ядовитое  НЕПОНИМАНЬЕ  опять

Мне грозится ее отравить и отнять.

Разве может в гортани комок не дрожать,

Когда милая сына боится рожать.

 

Как же, за руки взявшись, идти нам вперед,

Если ей не подходит весь горький мой род?

Как же душу с душою суметь совместить,

Если имя мое ей так страшно носить?

 

Ты “логичной” быть хочешь со мной

вновь и вновь,

А логична ли жизнь, а логична ль любовь?

 

 

ПОШЛОСТЬ

 

В горле ком, словно вязкая тина,

Обнимая, еще люблю.

Бычью дозу новокаина

Ты вкатила в душу мою.

 

Мне не холодно и не жарко.

Заморожено все внутри,

Ледяным полыхает пожаром,

Что ты сделала - посмотри.

 

Тебе легче совсем расстаться,

Чем нутро свое обнажить,

Тебе главное не разбираться,

Но без воздуха как же жить.

 

Безысходно и душно, и пошло

Средь болота игры и слов

Уже, кажется, и не бьется

Замерзающая любовь.

 

И от пошлости, как от страха,

Остается все меньше сил,

Я тебя никогда не «трахал»,

Я тебя, ты пойми, любил.

 

На губах пустота окурка,

Продолженья не обещай.

Мы из разных времен, Снегурка,

Мы из разных миров. Прощай!

 

 

ОПЯТЬ ОДИН У СОМКНУТЫХ ДВЕРЕЙ

 

Опять один у сомкнутых дверей.

Прости меня за то, что я еврей.

Прости за то, что, будучи рожден,

Уже, тем самым, “вылез на рожон”.

 

Прости за нежность, склад ума и кровь,

Прости за запоздалую любовь,

Что младшего мечтал с тобой родить,

А старшего хотел усыновить.

 

За образ твой, что сам себе создал,

За то, что безнадежно опоздал.

Прости за поезд, что уйдет в Москву,

За жажду счастья, веру и тоску.

 

Прости, что жизнь вдохнуть пытался вновь

В такую “непрактичную” любовь...

 

 

ВОКЗАЛ

 

Мы с тобой уже вовсе не грубы,

Мы сегодня совсем не враги.

И еще горячи наши губы,

Согласованы наши шаги.

 

Боже мой! Как же я тебе верил!

Суета, чемоданы, перрон...

Я, твоей помешавший карьере,

Поднимаюсь в плацкартный вагон.

 

И, наверно, уже невозможно,

Что-то сделать и что-то менять.

Ну зачем же так жестко, о Боже,

В те жестокие игры играть?

 

Ну за что? Что я в счастье поверил?

Что ни слова вранья не сказал?

Жизнь смыкает железные двери

И ... в судьбу уплывает вокзал.

.  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .

 

Так как было, уже нам не слиться,

Чашу общей судьбы не испить.

В разделенных границей столицах

Нам придется друг друга забыть.

 

В немоте рассекающей муки,

Когда нечего больше сказать, -

Вновь друг к другу потянутся руки,

Но им наших судеб не связать.

 

 

ВОТ  И  ВСЕ

 

Вот и все - можем жить друг без друга.

Снег, зима и сирень не цветет.

Хлещет ветер, все выбелит вьюга,

Проморозит, быльем заметет.

 

Жизнь создать не умея, как бабы, -

Не дано нам родить и зачать.

Но не так мы, наверное, слабы,

Если можем все снова начать.

 

Защищая свою карьеру

И убогую правду свою,

Ты такую душила веру,

Нежность, сына, любовь и семью.

 

Дрессировке ль подвергнуть хотела?

Так «по-женски» себя вела,

Мне отдать лишь пустое тело

Без души, без любви смогла.

 

Как меня ты тогда “обрадовала”,

До сих пор так и не поняла,

Ты весь мир мой до нитки обкрадывала,

Разом выдернув оба крыла.

 

 

ВЕРНИ

 

Верни мне светлые стихи

И те, что выдохнул я в муке,

Все, что светлы, все, что горьки, -

Они не в те попали руки.

 

Верни погибшую любовь,

Хоть на листках, что осквернила,

Там строчки, где живая кровь,

Запекшаяся как чернила.

 

Ты счастье не вернешь назад,

Лишь боль и нежность в слитном звуке.

Но кто бы ни был виноват -

Они не в те попали руки.

 

 

СКУПАЯ ОСЕНЬ

 

Скупая осень выглядит неброско,

Но вряд ли я когда-нибудь пойму,

Чем эта неприметная березка

Вдруг так отрадна сердцу моему.

 

 

ЖИЗНЬ В ЖИВЫХ, СЛОВНО АНГЕЛ, ВЛЕТЕЛА

 

Жизнь в живых, словно ангел, влетела

И ее до кона изопью,

Ощущая и бренное тело,

И бессмертную душу свою.

 

 

ЖГУ

 

Я жгу своей души свечу,

Я жгу и плавлюсь и молчу.

 

В белесом свете,  как в ночи,

Затерян огонёк свечи.

 

Не различить где друг, где враг -

Сочится мутно-серый мрак.

 

Опалена и горяча

Душа моя - моя свеча.

 

Смывает мишуру и лоск

Горячий, словно жажда, воск.

 

Зажмурены мои глаза,

Замедленна свечи слеза.

 

Как больно, ту ли я люблю,

Иль просто свет души гублю?

 

И плавится в бессилье мозг

Мутнеет ослепляя воск.

 

Да, подловат судьбы оскал,

Пол жизни ту ли я искал?

 

Трепещет, мечется огонь, -

Я мерзость жгу и боль и вонь.

 

Но пошлость в душу  н е   в п у щ у !

Я  С В Е Т А белым днём ищу!

 

О боже, боже, помоги -

Прозренье дай - души не жги!

 

Зачем же я живу пока? ...

В дорожках воска вся щека.

 

Лишь лучик в глубине ума

Звенит - гори, отступит тьма.

 

И гениально прост ответ -

Сгорая, превращаться в ... СВЕТ!

 

 

СКОЛЬЗНУВ  ПО  ОПАСНОМУ  КРАЮ

 

Скользнув по опасному краю

Скрещенья судьбы и дорог

Полшага и, вдруг, - заступаю

За свой болевой порог.

 

 

Я СМЫСЛ ИЩУ

 

Я смысл ищу в бессмысленности жизни:

То заблужусь, то остро прозреваю.

Приди, о свет, прорви сомненья, брызни,

Иначе жизнь я, просто, прозеваю.

 

Одно понять в блужданиях я смог -

И так проста, и так прозрачна мысль,

Когда есть смысл, наверно, есть и бог,

Когда есть бог, наверное, есть смысл.

 

 

ЗАМЕТКИ  О  ПРАКТИЧНОСТИ

 

Разве практичны бывали всегда

Страстность и нежность, талант, доброта?

В кои века поднимается вновь

Старый вопрос - деньги, жизнь и любовь.

 

Разве не Богом нам жизнь выдается?

Может за деньги она продается?

Умно ль вещами себя окружить,

Сытою жизнью безжизненно жить?

 

Душу, как комнату хламом обставить,

Ради богатства родного оставить?

Умно ль практичного мужа искать,

Чтоб манекена ночами ласкать?

 

Все, кто честны - сейчас вряд ли богаты.

Надо понять с кем, зачем и куда ты.

Так ли практично за деньги продаться,

Чтоб вдруг с пустою душою остаться.

 

Не испытав опьянения счастья

От ощущенья родного участья,

Не ощутив высоты упоенья

От единенья и вдохновенья.

 

Что драгоценней любимой щеки,

Доброго сердца, надежной руки,

Страсти дыханья, озноба полета?

Может быть, есть драгоценнее что-то?

 

 

ПРОРВАВ БАРЬЕРЫ И ГОДА

 

Прорвав барьеры и года

Так жарко удалось нам слиться

Но холодею иногда

О, как бы вдруг не оступиться.

 

Твой мир расцвечен, как лубок,

Хмельно богемное веселье,

Мой скован волей и глубок,

Но, только даст ли он спасенье?

 

Наш путь, как зебра, полосат

И бесполезны чьи то речи.

И возвращаюсь я назад,

На место нашей первой встречи.

 

Но сможешь ли ты мне помочь

Преодолеть всю боль сомненья -

Я помню нашей встречи ночь,

Как первый звук стихотворенья.

 

Тот, кто изгоем вышел в мир,

Чья жизнь прошла в сопротивленьи,

Тот не уйдёт в богемный пир,

Он глубже смотрит на явленья.

 

Явленья лета и зимы

Тепла и жёсткого ненастья...

О, как бы не сорвались мы,

Почти за пол шага от счастья.

 

И светел был наш миг второй

И глаз зелёная бездонность

Но, проскребает, как корой

Изменчивая благосклонность.

 

И жарок был наш третий миг

И вырван у судьбы любовью,

Когда, нежданно он возник,

Насыщенный живою кровью.

 

Как не хочу я отпускать

Тебя из жаркого сплетенья -

На день сияющий опять

Сомнения ложатся тенью.

 

И жгу души своей свечу

И трепет пламени читаю,

И, в отрешённости молчу

И вряд ли, что-то рассчитаю.

 

К тебе я сердцем устремлён,

Но шутит, видимо, природа-

Пришла ты из других времён

И из почти чужого рода.

 

Сомненье остро душу ест, -

Смогу ли быть тобою понят,

Ведь в церковь тебя тянет крест,

А в синагогу магендовид.

 

«Прими всю глубину мою!»-

Дрожа, сжимаю я запястья,

Другого бога я молю

Почти за пол шага от счастья.

 

Другого бога я молю

Пока не расползлась картина,

Прими и веру ты мою,

Коль наша жизнь с тобой едина!

 

Прими, хоть ноша не легка,

Я в ожиданьи замираю -

Прими, у нас есть шанс пока.

Ребёнком нашим заклинаю!

 

 

МЫ НЕ ЗАСТРЯЛИ ВОЗЛЕ ТЕМЫ

 

Мы не застряли возле темы -

“Ребёнку быть или не быть?”,

Но странно выглядят проблемы,

«О, как бы вдруг не разлюбить?»

 

“О, как бы вдруг не оступиться

И бедной козочкой не стать,

Случайно из следа копытца

Гнилой водички не слакать.»

 

«О, как бы не закрыли тучки

Нам небо, солнышко и дом,

А, вдруг, однажды станет скучно

Вдвоём, втроём и вчетвером?».

 

Страшит не столько неизвестность

И невозможность упредить,

А то ли чувства легковесность -

То ли желание «схватить».

 

Всё зыбко, призрачно, непрочно,

И  в неожиданной тоске

Вдруг ощущаю, что порочно

Держать любовь на волоске.

 

Смешно какими то словами

Тебя пытаться убедить,

Но, боже мой, что будет с нами,

Коль всё, что нам доступно, пить.

 

Коль утолить сумеем жажду

Почти не ощущая с кем...

Я о любви так жадно стражду,

Но суррогатного не ем.

 

Не разбавляю жизни сока,

К чужому руки не тяну,

И, если не взлечу высоко, -

То уж в мути не утону.

 

Да, в этой жизни много вкуса,

Но, если вновь её начать,

Отдал бы всё я за искусство -

Родных от дальних отличать.

 

Родных, когда смешны сомненья,

Когда  распахнутость весны

Слагает жизнь в стихотворенье,

Где рифмы и слова ясны!

 

 

Я ОЩУЩАЮ КОЖЕЙ ВНОВЬ

 

Я ощущаю кожей вновь,

Как близко счастье к завершенью,

Как непохожа на любовь

Предрасположенность к сношенью.

 

Как завершения намек

Твое поддельное участье.

Я был наивно недалек

В надежде о пришедшем счастье.

 

И от натужной доброты,

При ободряющей подсказке

Мне душно, как от темноты,

В мешке, в наморднике иль в маске.

 

Мне так мечталось разделить

И боль твою, и мою муку,

Чтоб даже горечь вместе пить,

Друг друга тихо взяв за руку.

 

В своей усталой слепоте

Не в силах уделить вниманье.

Ты отказала - в доброте

И просто - в сопереживаньи.

 

Не Дон Жуан я и не лгун,

Жизнь все когда-нибудь рассудит...

Поможет пусть тебе цигун,

Пусть все свершится, пусть все будет.

 

 

СПАСИБО

 

Спасибо за твою любовь,

За невниманье и вниманье,

Ничто в душе я не сотру,

За глухоту непониманья

И пониманья остроту.

 

Спасибо за весь жар и лед,

За безнадежные страданья,

За тот заоблачный полет

И за безволье расставанья.

 

За мой безудержный накал,

За все, что в снах мне подарила,

За все, что я в тебе искал,

За все, что не было и было.

 

* Коллапс экономики и культ смерти как критерии нашей жизни * Пакт глобального Мира * Смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса  * Что такое критерий

17.09.2015